А.В.Циммерлинг. Лакснесс и исландские саги.

Я благодарю устроителей этой конференции, Елену Сергеевну Баринову и Андрея Викторовича Коровина, за приглашение и возможность выступить в стенах Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы им. М.И.Рудомино.

Я не литературовед и редко выступаю на нелингвистических конференциях. Я пришел, чтобы выразить свое преклонение перед одним из величайших писателей XX века.

Я считаю Халльдоура Кильяна Лакснесса величайшим эпическим писателем XX века. Он знает, что жизнь ломает всех, даже самых сильных и талантливых, но все равно принимает жизнь такой, как она есть.

Его творчество, если рассматривать его в хронологической перспективе, показывает, как человек избавляется от иллюзий — религиозных, националистических, коммунистических (некоторые из этих иллюзий были подробно разобраны в предыдущих докладах) — но не утрачивает идеалы.

Слово «сага» имеет разные значения — как в пределах древнеисландского, так в пределах современного исландского языка. Это и прозаическое произведение древнеисландской словесности, и рассказ вообще, также крупная повествовательная форма (роман), наконец — история. Но конечно, мы прежде всего интересуемся «сагами» как крупнейшим вкладом исландцев в мировую культуру и тем уникальным мироощущением (the saga mind, по выражению М.И.Стеблин-Каменского), которое неразрывно связано с шедеврами древнеисландской словесности, записанными в XIII-XV вв.  и, вероятно, бытовавшими в устном виде до этого.

Связи между Лакснессом и  сагами об исландцах (в широком смысле этого термина, включая сюда не только родовые, но и королевские саги, саги о недавних событиях и саги других жанров) многообразны.

  • Существует литературоведческая работа Лакснесса, посвященная «Саге о Греттире», в ней отрицается наличие у данной саги исторической основы. Я не буду обсуждать эту проблематику здесь — отчасти потому, что не являюсь специалистом по текстологии «Саги о Греттире», отчасти потому, что этот вопрос для моего доклада имеет второстепенное значение.
  • Роман Лакснесса «Самостоятельные люди» носит подзаголовок «героическая сага».
  • Роман Лакснесса «Герпла» (Gerpla) является оригинальной и во многом провокационной современной версией одной из наиболее значительных родовых саг — «Саги о Названых Братьях» (Fóstbræðra saga). Сам факт продолжения традиции  саг писателем XX века знаменателен: он подтверждает, что Лакснесс, при всем полемическом отношении к версиям предшественников,  воспринимал себя как часть данной традиции.
  • Роман «Христианство у подножия ледника» (Kristnihaldit undir jökli) в существенной степени построен на мотивах «Саги о Людях с Песчаного Берега» (Eyrbyggja), в том числе на древнем фольклоре, предположительно бытовавшем в соответствующей местности Западной Исландии в течение примерно тысячи лет. Хотя героиня этого романа и является женщиной XX в., она отождествляется с много странствовавшей и искушенной героиней саги (где ее зовут Торгунна), жившей в конце X в. Мне выпала честь перевести на русский язык обе названные выше родовые саги — и «Сагу о Названых Братьях», и «Сагу о Людях с Песчаного Берега», но, увы, не романы Лакснесса. Я бы хотел прочитать их по-русски в переводах моих коллег.
  • Роман Лакснесса «Приходская хроника» связан с местностью и событиями «Саги об Эгиле».

Я перехожу к заключительной части своего сообщения.

Лакснесс — писатель XX века, который в силу своего гения и уникальности культурно-исторической ситуации Исландии мог позволить себе быть древним исландцем — исландцем т.н. эпохи саг (IX – XI вв.) или исландцем эпохи записи саг. В древние времена исландцы тоже не были оторваны от мира: они совершали дальние путешествия (в том числе, на Русь), активно осваивали новые религии, идеологии, науки, обычаи и пытались примирить их со своими традиционными идеалами.

Здесь нашей русскоязычной аудитории повезло — она имела возможность оценить исландские саги в переводах М.И.Стеблин-Каменского и других выдающихся переводчиков   прежде, чем она познакомилась с произведениями Лакснесса. Поэтому русские читатели могли оценить как традиционность, так и космополитизм Лакснесса, понять его и в контексте исландской, и в контексте мировой культуры. Но и в самой Исландии в первой половине XX века была аудитория, которая знакомилась с сагами, прежде чем читала Лакснесса. В этот период (к сожалению, не могу судить, насколько изменилась ситуация в стране за последние десятилетия) саги были любимым чтением исландцев, тома саг, изданные с подробными комментариями ведущих филологов в солидной серии «Исландские древности» (Íslenzk fornrit), не говоря уже о более популярных изданиях для чтения, были в каждой или почти каждой семье и в каждом книжном магазине.

Сага как образец мироощущения и модель поведения — вот что объединяет Лакснесса и героев его произведений — ту Исландию, о которой он пишет, будь то события XI века (как в романе «Герпла») или  XX века. Сага как модель поведения властно диктует тому, кто ей следует, какие образцы поведения достойны подражания, а какие нет, что надо говорить, а чем молчать. Что в этой жизни имеет значение (см. диалог о рыбе в «Свете мира»), а что нет. Что достойно остаться в памяти, а что подлежит забвению. И соответственно, в какой форме (привычной для предков и всех людей, воспитанных в традиции саг), нужно рассказывать о событиях, представляющих интерес для многих.

Связь между поступками людей, ради которых этих людей стоит помнить, и рассказами об этих поступках, изложенными в такой форме, что их нельзя не запомнить и не передать потомкам, объединяет поколения и эпохи.

Пока эта связь жива и люди соизмеряют свое поведение и свои речи с тем, как об этом будет рассказано (или могло быть рассказано) хорошим рассказчиком, мир саги и мир героев Лакснесса живы. Достаточно прочесть, скажем, драматический диалог двух героев романа «Салка Валка» — Сигурлины и доктора —  чтобы почувствовать, что перед нами речи героев саг, где то, что не сказано прямо,  весит ничуть не меньше, а то и больше, того, что сказано открыто.

Сага как форма рассказа о событиях часто воспринимается (и преимущественно интерпретируется так в отечественной филологической традиции, опирающейся на труды М.И.Стеблин-Каменского и его учеников) как общее достояние, плод неосознанного авторства, где слушатель волен продолжить традицию и создать свою версию. Но, конечно, во все времена встречались и рядовые, и выдающиеся рассказчики. Лакснесс — гениальный рассказчик, создавший такие совершенные саги XX века, которые едва ли будет возможно переиначить и пересоздать заново.

©  А.В.Циммерлинг 2012

А.В.Коровин. Лакснесс-новеллист.

к.ф.н. Коровин А.В.(Москва, МПГУ)

Лакснесс – новеллист

Вклад Халльдоура Кильяна Лакснесса в развитие исландской литературы неоспорим. Исландский литературовед Свейн Хёскюльдссон писал: «Он вошел не только в историю литературы, где оставил гораздо более глубокий след, чем многие другие его современники, но и в нашу политическую историю, а также и в мировую историю социальной и духовной жизни. Он создавал не только исландский язык. Можно сказать, что он создавал непосредственно исландскую нацию. Мы имеем сейчас другой народ, чем в те времена, когда люди впервые услышали голос Халльдоура Лакснесса.  Тогда многие силы проявили себя и начали действовать, и среди наиболее влиятельных из них, стремившихся к изменению исландского образа мысли и исландского понимания жизни, было творчество Халльдоура» (1:39-40).

Он оказал определяющее влияние на становление национальной прозы в ХХ веке, вписав современную исландскую литературу в мировой контекст, хотя Исландия имеет самую древнюю традицию повествовательную традицию в Европе. Значителен его вклад и в развитие новеллы – жанра, который по сравнению с романом в гораздо меньшей мере удостаивался внимания исследователей, хотя зачастую именно малые прозаические формы дают наибольшую полифонию и разнообразие, а значит — являются наиболее репрезентативными для национальной литературной традиции.

Для исландской прозы в целом характерна ориентация на памятники древнескандинавской литературы. Новелла же в новой исландской литературе является жанром импортированным, поэтому она в наибольшей мере несет на себе отпечаток взаимодействия национального и общеевропейского. В отличие от «великих» в исландской литературе практически невозможно провести прямую линию от новелл эпохи Возрождения к новой литературе, сложившейся в эпоху романтизма. В Исландии письменная культура Европы наталкивается на национальную литературную традицию, уходящую корнями в эпоху викингов. Е.А Гуревич указывает на новеллистическую составляющую такого древнеисландского жанра, как прядь, правда, считая этот жанр тупиковым в истории литературы: «Подобно сагам, пряди шли здесь своими путями, не оглядываясь на иноземные образцы и обходясь без заимствований. А потому если кое в чем они и пересекаются с западноевропейской новеллой, то корни обнаруживаемых схождений, скорее, следует искать не в истории этих жанров, но в их типологии» (2:362).

В Исландии только романтизм в первой половине XIX в. дал импульс становлению новой национальной литературы и заложил основы современных прозаических жанров. Исландская литература вышла из периода длительного застоя и начала бурно развиваться. Возникла необходимость в выработке новых жанров, прежде всего, в прозе, исторически восходящей к сагам. Именно появление новеллы не только знаменует собой очередной этап культурного развития, но и апеллирует к прошлому национальному и общеевропейскому. Исландская новелла  несет на себе отпечаток традиции, который хорошо заметен, если обратиться к форме каждого конкретного художественного текста, обладающего «памятью жанра».

Идеология исландского романтизма основывалась на борьбе за национальное самоопределение и культурное возрождение, ее выразителем стал журнал  «Фьёльнир» (издавался с 1835 по 1844 г. с перерывами в Копенгагене), главную роль в котором играл крупнейший писатель эпохи Йоунас Хадльгримссон (1807-1845). Вопреки существующему мнению, Йоунас был не только поэтом, но и автором прозаических текстов, соотносимых с жанром новеллы: «Путь за мхом» и «Из несерьезного письма Йоунаса своим близким в Копенгаген». В первом произведении дается поэтическая картина Исландии и высказываются взгляды на творчество, в том числе на проблему адаптации и перевода на исландский язык датских и европейских стихов. Второе — бурлескный текст, где ощутимо влияние Х.К. Андерсена.

Оба эти произведения получают название smásaga – «малая сага» — название, закрепившееся за всеми произведениями малой прозы на исландском языке. Характерными чертами этой формы становятся небольшой объем, обращение к национальной повествовательной традиции, воссоздание местного колорита и тяготение к изображению событий необычных, таинственных, нередко фантастических. Таким образом, правильнее всего  атрибутировать эту форму как «новеллу», хотя в определении данного жанра имеются известные сложности. Отсутствие какого-либо единообразия в дефинициях новеллы приводит к выделению различных признаков, в том числе квантитативных, когда размер новеллы ограничивается определенным количеством слов. Зачастую происходит смешение новеллы с другими прозаическими жанрами, но в случае с Исландией все эти вопросы автоматически снимаются, поскольку существует только один термин для обозначения малой прозаической форма -  «smásaga», который вполне эквивалентен новелле.

Исландская литература первой трети XX в. в целом развивается в русле реализма и ей присущ социально-критический пафос. Тогда в литературу вошла целая плеяда писателей, отдавших дань реалистическому направлению, фактически определив магистральный путь развития всей национальной литературы, где сильно выраженное стремление поэтизировать родную страну, народные обычаи, самобытную историю и культуру, а также наблюдается характерное для всей скандинавской литературы тяготение к психологизму. Но реализм здесь особого рода, когда на смену правдивому изображению окружающей действительности, исследованию взаимоотношений личности и общества приходит правдивое изображение человеческих мыслей и чувств, анализ душевных порывов и стремлений человека. Таким образом, создается новый тип новеллы, где поэтизируется повседневность, а человеческая натура раскрывается через мимолетное переживание, эпизод, которые и составляют саму ткань бытия. Это характерно для творчества исландских классиков Гуннара Гуннарссона и Халльдоура Лакснесса, создавших образцы реалистической прозы, повествующие о жизни обычных людей – людей из народа.

После Второй мировой войны экономическое положение Исландии стремительно изменилось к лучшему, а к концу века страна заняла лидирующие позиции в мире по уровню жизни, но принципы реалистического искусства прочно укоренились в исландской литературе. Следствием этого является то, что  эксперименты в области литературы зачастую не осознаются исландцами как проявление национальной культуры и воспринимаются как маргинальные. Определенный консерватизм  исландской литературы определяется во многом и древнейшей традицией сагового творчества, то на чем исландцы были воспитаны. М.И. Стеблин-Каменский, указывая на очевидное взаимодействие поэтики Лакснесса с мировыми тенденциями, отмечал связь его повествовательной манеры с традицией саг: «Лакснесс лучший рассказчик современной Исландии и даже всего скандинавского севера, и, конечно, искусство рассказывать он унаследовал от своих предков, авторов «Саг об исландцах». Правда, художественный метод этих авторов ему, в сущности, чужд. Лакснесс воспитывался на современной литературе Европы и Америки — американском социальном романе, французском сюрреализме и т.д. Его произведения часто вообще не претендуют на правдоподобие. Многие его персонажи — символы социально-критического содержания» (3:147). Именно в новеллистике писателя эта связь оказывается наиболее ощутимой.

Писать Халльдоур начинает рано, уже в 13-летнем возрасте у него было около 600 страниц сочинений. В 1919 выходит в свет первый роман писателя «Дитя природы» (Barn náttúrunnar), подписанный псевдонимом Халльдоур из Лакснесса. Для завершения своего образования он уезжает в Данию, где знакомится со всеми современными литературными тенденциями: увлекается Л. Толстым и А. Стриндбергом, начинает писать новеллы на темы из исландской жизни. Сам Лакснесс вспоминал: «Я писал и писал летом и зимой. Я уже забыл обо всем этом, но написано было страшно много и на исландском и на датском языках» (4:16). В своих новеллах, составивших сборник «Несколько историй» (Nokkrar sögur, 1923), Лакснесс стремился рассказать о нищей и голодной жизни на исландских хуторах, о каждодневном тяжком труде и отсутствии надежды на лучшее. Написанные в этот период произведения сейчас практически забыты, поскольку из них выросли романы, где все эти темы были развиты. Несколько лет Лакснесс путешествует по Европе, переходит в католичество, потом едет в Америку, где увлекается социализмом. Писатель ищет себя, поскольку современный мир угрожает разрушением духовности и морали. Он видит в стремительной капитализации, которая началась в Исландии после Первой мировой войны, угрозу и национальной самобытности исландцев, и их традиционным нравственным ценностям. Впоследствии, правда, он разочаровывается и в коммунистических идеях, но буржуазную действительность также не принимает, что находит отражение в его творчестве.

В конце 1920-х гг. появляются новеллы исландского писателя, в которых в наибольшей мере нашел выражение социально-критический пафос, присущий всему его творчеству. Первым  оригинальным произведением можно считать новеллу «История о сельди» (Saga úr síldinni, 1926) – зарисовку из реальной жизни исландского народа. Это рассказ о небольшом рыбацком поселке, где жизнь течет скудно и вяло, пока не приходит сельдь. В центре образ старой женщины Каты, которая, несмотря на дряхлость, приходит на пристань, чтобы разделывать рыбу. Ее сыну лишь с трудом удается заставить старуху пойти домой. Весь смысл ее жизни в труде: «В сущности, за все девяносто лет жизни у нее не было веселых воспоминаний. Но она утешалась тем, что и не ждала радостных минут, по крайней мере для себя. Она вообще никогда не представляла себе, что существуют радостные минуты. Она благодарила своего создателя за китов, если они появлялись в этих водах, за сельдь, если она приходила. Киты перевелись, теперь все жизненные блага заключались в сельди. Но и сельдь ушла. И Ката перестала благодарить создателя» (5:8). Лакснесс создает точную и правдивую картину мира, где психологически достоверно изображается внутренний мир простого человека. Вся жизнь Каты проходит перед глазами читателя, но она столь бедна событиями, что свободно умещается в небольшую новеллу. У героини просто нет воспоминаний, что лишает произведение элегической тональности, но придает ему черты сурового реализма. Лакснесс заставляет уважать своего героя, поскольку, несмотря на безрадостную и тяжелую жизнь, он сумел сохранить себя и человеческий облик. Этот мотив станет ключевым для всего творчества писателя.

Подобная же мысль прослеживается в новелле «Новая Исландия» (Nýja Ísland, 1927), где писатель переживает свой иммигрантский опыт. Главный герой новеллы – Торви Торвасон – недавний переселенец в Америке. Он пытался наладить крестьянское хозяйство, встать на ноги, но это ему не удалось. В надежде на лучшую жизнь покинул он родину, но судьба его на чужбине оказалось не столь радостной: двое детей умерли от какой-то болезни, он вынужден был продать единственную корову. Чтобы прокормить оставшихся двоих детей, и он, и его жена должны отправляться на заработки. Мечты о самостоятельности, независимости, семейном благополучии и достатке так и остаются мечтами. Торви нанимается на лесоповал. По дороге к нему прибивается бездомная собака, которая остается при нем, когда он приходит на место. Торви делится с ней скудным пайком, хотя не испытывает в начале к этому животному никаких теплых чувств. Когда собака ощенилась, то Торви взял ее в хижину, что стало поводом для ссоры с хозяином, который хочет убить щенков, но Торви ему не позволяет. Добродушный и могучий исландец вдруг восстает против насилия, прежде всего, против морального насилия, которое уже стерпеть не может. Он набрасывается на хозяина с кулаками, доказывая свое право оставаться личностью, а потом размышляет о себе и своем прошлом, о том, что потерял, когда покинул Исландию, и слезы наворачиваются у него на глазах. Новая жизнь оказалась несбывшейся мечтой. Здесь тема социальной несправедливости сочетается с темой борьбы человека за сохранение собственного достоинства.

Эти две новеллы вошли в сборник «Шаги людей» (Fótatak manna, 1933), наряду с другими новеллами, среди которых «Милая барышня и господский дом» (Ungfrúin góða og húsið) и «Лилия» (Lilja). В них главной темой становится тема любви. Новелла «Лилия» имеет подзаголовок «История Небукаднесюра Небукаднесарссона в его жизни и смерти». Герой этой небольшой новеллы -странный человек со странным именем. Его автор-повествователь помнит с детства — тот был истопником у них в доме. У этого старика нет прошлого, потому на детей он производит впечатление помешанного. Он странным образом оживляется, когда в доме поселяется девочка по имени Лилия, видимо, это имя будит какие-то воспоминания. Проходят годы, герой-повествователь становится студентом-медиком, и в качестве учебного материала к ним попадает тело старого Небукаднесюра. Родных у него не было, поэтому в гроб было решено положить камни, а из тела сделать скелет. Создается абсурдная ситуация, когда студенты должны провожать в церковь и на кладбище ящик с камнями, делая вид, что по-христиански хоронят человека. Герой-повествователь в церкви видит старушку и узнает, что ее зовут Лилия. Именно она была единственной любовью Небукаднесюра. Тоска сделала из него странного человека, к которому всю жизнь относились не по-христиански, и даже в смерти сыграли злую шутку. Никому нет дела до маленького человека, до его чувств и переживаний.

В новелле «Наполеон Бонапарт» (Napóleon Bónaparti) из сборника  «Семь волшебников» (Sjö törframenn, 1942) несовпадение мечты и действительности приводит героя к сумасшествию.  Нонни вырос в бедной семье, но с самого детства он стремится к чему-то другому, к той жизни, которую воплощают круизные корабли, где по палубам расхаживают хорошо одетые люди. Он влюбляется в девушку, покупает себе дорогое пальто, несколько неуместное в поселке, где он живет. Но девушка выходит за сына судьи, и что-то случается с Нонни: он решает отправиться в Рейкьявик, садится на корабль без билета, его высаживают на ближайшей пристани. Дальше начинается история уже Наполеона Бонапарта: странный человек приходит на двор пастора в одном из отдаленных приходов, говорит, что он возродил Христианство в Дании и победил турок. Пастор оставляет его у себя, человек исправно работает, и ведет себя вполне разумно, только упрямо твердит, что он Наполеон. Так и проходит его жизнь в пасторской усадьбе, где уже сменилось несколько хозяев. Но однажды он вспоминает, что его зовут Йоун Гудмундссон. Он уже стар, никого из его родных не осталось в живых, но он должен проделать свой путь домой, вернуться к самому себе, к тому, что было потеряно.

В 1954 выходит сборник «Рассказы» (Þættir), в который были включены новеллы трех предыдущих сборников. В новом сборнике новелл «Семибуквенный катехизис» (Sjöstafakverið, 1964) Лакснесс продолжает традицию реалистической прозы, которая не теряет социальной остроты. В исландском обществе произошли кардинальные изменения, казалось, противоречия были преодолены, но взаимоотношения человека и общества продолжали быть сложными и неоднозначными. Писателя не устраивает буржуазное устройство, строящееся на ханжестве и лицемерии, против которых он боролся всю свою жизнь. Это находит свое отражение в сатирической новелле «Званый обед с жареными голубями» (Dúfnaveislan). В 1966 г. пишет Лакснесс одноименную пьесу, выдержанную в стилистике театра абсурда, в новелле же доминирует социально-критической компонент. Герой-повествователь, приглашенный на прием, оказывается в кругу знаменитых и богатых людей и все пытается выяснить, кто же устроил столь шикарное мероприятие и почему его пригласили. Завязывается настоящая интрига, поскольку имя хозяина и его цели остаются неясными. Пытливый герой все-таки находит хозяев, а ими оказываются старый гладильщик брюк и его жена. Они устроили этот прием только потому, что им некуда было девать деньги: «Начнем с того, что мы вообще хотели выбросить эти деньги в клозет, — сказал гладильщик. Но, подите, меня одурачили, уговорили положить их в банк на проценты. А когда банк потом не знал, что делать с моими деньгами, посоветовал нанять адвоката и вложить их в недвижимое, в дома. Сказали, что люди очень нуждаются в жилье. Но стоило мне обратить деньги в дома, как началось такое, что перешло все границы. Сначала деньги удвоились в размере, затем увеличились в десять раз, потом в сто и, наконец, в тысячу раз» (5:57). Он не мог их отдать на благотворительность, так как понимал, что деньги украдут, не мог их передать государству, потому что оно ими плохо распорядится. Оказывается, что в мире совсем нет честных и умных людей. Единственный выход, который старики нашли – это устроить прием, пригласив на обед весь телефонный справочник. Лакснесс откровенно издевается над представителями власти и высшим обществом, которых герой-повествователь встречает на этом приеме, противопоставляя их тем, кто сумел, несмотря на большие деньги, сохранить себя. А эта способность  мыслится как главное достоинство человека.

В новелле «Птица на изгороди» (Fugl á garðstaurnum) рассказывается о старом умирающем крестьянине Кнуте, прозванном Твердый Орешек за упрямство и угрюмый нрав. К нему в дом приходят сельский староста и пастор, якобы для прощания и последнего утешения, но на самом деле им нет дела ни до души, ни до тела умирающего. Сам он не очень-то жаловал церковь и власти, полагаясь только на себя. Старосту и пастора интересует имущество, которое останется после Кнута, а потому нужно завещание, чтобы можно было спокойно распорядиться тем немногим, что после него останется. Их диалог представляет собой прекрасный пример социальной сатиры, где двойные стандарты современного общества предстают наиболее отчетливо. Заставив Кнута подписать бумаги, пастор и староста продолжают вести свой лицемерный разговор на улице, пытаясь оправдать себя в собственных же глазах. Именно моральная деградация больше всего беспокоит писателя, против нее он и предостерегает своими произведениями.

Лакснесс соединяет в своем творчестве социально-критическую направленность с традицией психологической новеллы, которая органично сочетает в себе реалистические принципы изображения действительности и глубокий интерес к личным переживаниям, глубинным процессам, протекающим в человеческой душе. Постепенно происходит смещение акцента с социальных проблем на частные конфликты, затрагивающие отдельного человека, его внутренний мир.

Лакснесс, будучи крупнейшим исландским писателем, придал новеллистике импульс к развитию, который ощутим в творчестве его современников и последователей. Его новеллы заметно отличается от романов и пьес, поскольку в них ощущается сильнейшее воздействие модернистской эстетики, в то время как в малой форме Лакснесс остается последовательным реалистом, стремящимся изобразить социальные противоречия и противостояние личности и общества, при этом, главной для него остается нравственная доминанта — способность человека сохранить самого себя даже в самых неблагоприятных и враждебных условиях.

 

Список литературы:

 

1.Svein Snorri Hoskuldsson. Sambud skalds vid pjod sina // Sjö erindi um Halldór Laxness. Rkv., 1973.

2. Гуревич Е.А. Древнескандинавская новелла. М., 2004.

3.Стеблин-Каменский М.И. Культура Исландии. Л., 1967.

4. Крымова Н., Погодин А. Халлдор Лакснесс: Жизнь и творчество. М., 1970.

5. Лакснесс Х.К. Званый обед с жареными голубями. М., 1978.

Памяти Ингибьорг Харальдсдоттир посвящается…Стихи и переводы Ольги Маркеловой

foto1ИНГИБЬЁРГ ХАРАЛЬДСДОТТИР(21.10.1942-7.11.2016)…  ОДРИ с прискорбием сообщает: 7 ноября ушла из жизни Ингибьорг Харальдсдоттир — поэт, писатель, переводчик, красивая женщина…Приносим глубокие искренние соболезнования семье и близким Ингибьорг!

ПОМИНАЛЬНОЕ ОБ ИНГИБЬЁРГ ХАРАЛЬДСДОТТИР(Ольга Маркелова.11.11.2016)
Ладью выводит кормчий из тумана,
причаливает тихо у крыльца.
А сам снимает шапку капитана
и надевает шапку мертвеца.
И сходит с корабля без багажа –
идёт в поля: не плача, не дрожа.
А может, не ладья, а грустная гондола;
под пальмой лодка; крейсер на заре.
Катились волны; плыли знаки в букваре,
вставали берега на горизонтах голых
и заключали с ритмами союз.
На берег сходит кормчий в ноябре.
А на борту остался книжный груз.

Ольга Маркелова перевела несколько стихотворений Ингибьорг и отдала их в 2013 ГОДУ В  »Юность»… Сегодня ОДРИ с разрешения Ольги публикует страничку, посвященную Ингибьорг  на нашем сайте.

«Ингибьёрг известна у себя на родине не только как поэт, но и как замечательный переводчик русской литературы (среди переведённых ею авторов – Достоевский, Чехов, Булгаков и многие другие). Студенческие годы Ингибьёрг провела в Советском Союзе (о чём рассказывает в своих мемуарах, вышедших в свет несколько лет назад), затем несколько лет жила на Кубе, где была единственным в этой стране исландцем.

МАРИНЕ (фрагмент V)

Порой я вижу тебя во сне,

Марина, — и ты исчезаешь.

И всё же тогда мне кажется,

что перед этим

ты быстро повернулась ко мне

и улыбнулась

той самой усталой

елабужской улыбкой.

И ты исчезаешь в лесу

во мраке, и я вижу, как ты

уходишь всё дальше и дальше,

и я знаю, что этот мрак –

этот лес, этот мрак

в конце концов сомкнутся

вокруг нас обеих,

Марина.

(Из книги «Женская голова», 1995)

 

В ОДИНОЧЕСТВЕ

Однажды утром

эта женщина проснулась

при сером свете

одна

не ощутила земли под ногами

не увидела неба над головой

не услышала ничего

кроме глубокой

тишины

И поняла,

что сейчас

она наконец свободна

 

РОДИНА   (Landið)

Ничего не скажу я тебе

об этой стране.

Я не слагаю патриотических песен

о водопадах, гейзерах и пещерах,

о коровах и овцах,

о героической борьбе

и суровом климате.

 

Нет… Но встань-ка рядом со мной

в темноте. Вдохни глубоко,

почувствуй её теченье,

а после скажи:

Здесь мой дом.

(Из книги «Женская голова», 1995)

 НОСТАЛЬГИЧЕСКОЕ

Не жалею о прошлом

не верю в красу

минувшего, -

а вот мечты

вспоминаю с грустью, -

сейчас, когда всё холоднее и темнее,

и пропасть ширится

между тем, как стало

и как должно было стать.

 

ЖЕНЩИНА

Когда всё уже сказано,

когда все вопросы в мире

взвешены, измерены и сочтены,

когда взгляды уже встретились,

когда руки соприкоснулись,

знаменуя важность момента,

- всегда приходит какая-то женщина,

чтобы убрать со стола,

подмести, распахнуть окно,

чтобы выгнать сигарный дым.

Неизменно.

(Из книги «Теперь другие времена», 1989)»

 

 

Исландскую оперу «ПОЭТ И ДОЧЬ БИШОПА» услышали в Москве. В Доме Гоголя и Шуваловской гостиной Академии им.Гнесиных состоялись концерты цикла : МОСТ ДРУЖБЫ «РОССИЯ-ИСЛАНДИЯ»

афишаМузыка современной Исландии чрезвычайно многообразна  и мы с удовольствием вспоминаем концерты в Москве и Сигрун Хьялмтисдоттир в сопровождении Йонаса Ингимундарссона и Александру Аргунову — Кюрегей с Чарльзом Росс и Хальдуром Вареном и Наталью Друзин Хальдурсдоттир с Hjalmar и  ÁRSTIÐIR и GUS GUS и АМИНУ…Но исландскую оперу мы услышали впервые…

Опера «ПОЭТ И ДОЧЬ БИШОПА» стала дебютной работой молодого исландского композитора и замечательной певицы Александры Чернышовой-Хилмарссон, которая собрала для реализации своей амбициозной идеи команду единомышленников, поддержавших смелое начинание. Автор либретто — Гудрун Аусм2016_10_15_ДШ_Россия-Исландия_Петрова_ОСНундсдоттир — использовала поэзию Рунара Кристьянсона, Хатльгримура Пьетурссона, Дази Хальдоурссона, Гудни Йонсдоттир. Первое исполнение оперы состоялось в Исландии в 2014-м году. Взгляд современника на великое наследие Исландии, преемственность поколений, уважение к истории и традициям — так можно охарактеризовать главные идеи проекта.

Музыка оперы наполнена национальным исландским колоритом. Действие происходит в Исландии XVII столетия. В основе сюжетной линии — трагическая история жизни Ракнхейзур Бриньольвсдоттир (дочери Бишопа (Епископа) и ее глубоко духовная дружба с Хатльгримуром Пьетурссоном (проповедником, священником и религиозным поэтом).

Именно Ракнхейзур подарил Хатгримур Пьетурссон свою первую рукопись «Псалмов Страстей» — одного из наиболее почитаемых произведений исландской литературы, ставшего достоянием Исландии. Эти гимны перечитываются семьями почти в каждом исландском доме, и по сей день оказывают положительное влияние на духовную жизнь нации.

14 октября концертное исполнение оперы «Поэт и дочь Бишопа» состоялось в Доме Гоголя, а 15 октября — в Шуваловской гостиной Академии Гнесиных. Обе премьеры исполнялись на исландском языке и были очень тепло встречены московскими зрителями.

В концертах участвовали: Гудрун Аусмундсдоттир — почетная актриса Национального театра Исландии, лауреат многочисленных международных премий (Исландия).

Александра Чернышова (сопрано) — лауреат международных конкурсов, солистка Оперы Скагафьярзар, в 2014-м году вошла в десятку самых выдающихся исландцев JCI Iceland (Исландия).

Валерия Зеленская (сопрано) — лауреат международных конкурсов (Россия).

Любовь Молина (контральто) — лауреат международных конкурсов, солистка Центра оперного пения Галины Вишневской, солистка Москонцерта (Россия).

Артемий Меньщиков (тенор) — лауреат международных конкурсов (Россия).

Сергей Теленков (бас-баритон) — лауреат международных конкурсов (Россия).

Йонина Эрна Арнардоттир (фортепиано) — лауреат международных конкурсов (Исландия).

Валерия Петрова (фортепиано) — лауреат международных конкурсов (Россия).

С Послом в Доме ГоголяВ Доме Гоголя после концертного исполнения исландской оперы

На концертном исполнении оперы Александры Чернышовой и Гудрун Аусмундсдоттир в Москве с удовольствием побывали многие члены ОДРИ. Браво, Александра! Право Гудрун! Браво всем участникам проекта! Новый Посол Исландии в РФ г-жа Сигридур Берглинд Асгейрсдоттир (2016), побывавшая на концерте в Доме Гоголя, сказала, что премьера оперы «Поэт и дочь Бишопа» — первое культурное мероприятие, на котором она присутствует в России, и это большой успех совместного исландско-русского проекта.

Правление ОДРИ выразило сердечную признательность Руководству Академии им. Гнесиных и Дирекции Дома Гоголя за поддержку проекта «МОСТ ДРУЖБЫ», а также вручило Благодарственные письма всем исполнителям оперы «Поэт и дочь Бишопа».

 

День рождения Ингибьорг Харальдсдоттир — поэта и переводчика Исландии отметили в Москве на литературном вечере в Букбридж

Лена Дорофееваfoto128 октября в Москве в конференц-Зале магазина книги на иностранных языках «Букбридж» состоялось заседание ОДРИ (Общества Дружбы Россия-Исландия). Елена Дорофеева — хозяйка Зала (Import Manager торгового дома Britannia) напомнила,что совсем недавно в рамках Международного Дня Переводчика мы говорили о переводчиках, знакомящих россиян со скандинавской литературой,а сегодня  пришли сюда, чтобы вспомнить и встретиться с переводчиками русской литературы на исландский язык.

Елена БарВечер вела далее Елена Баринова, которая поприветствовала собравшихся от имени Правления ОДРИ, и рассказала о последних событиях русско-исландских культурных отношений.14 и 15 октября в Москве успешно прошли концертные постановки оперы Александры Чернышовой и Гудрун Аусмундсдоттир «Поэт и дочь Бишопа(Епископа)» на исландском языке и с русскими исполнителями,на премьере присутствовали и сотрудники Посольства Исландии во главе с Послом г-жой Сигридур Берглинд Асгейрсдоттира и члены ОДРИ. А в Рейкьявике с 21 октября начались Пушкинские дни. В Национальной библиотеке Исландии Посол Российской Федерации в Республике Исландия Антон Васильев открыл  выставку «Роман А. С. Пушкина «Евгений Онегин» в иллюстрациях Ю. М. Игнатьева», там же состоялась и конференция, посвященная творчеству великого русского поэта. С докладами о романе «Евгений Онегин» выступили Ребекка Траинсдоттир и Аурни Бергман. Доклад о переводах произведений Пушкина на исландский язык представила сотрудник Национальной библиотеки Ауслойг Агнарсдоттир. Участниками этой конференции стали и сотрудники Пушкинского Музея-Заповедника– Н. В. Шабловская и О. А. Лыжова. Вечером того же дня в концертном зале Харпа состоялась премьера оперы «Евгений Онегин» на русском языке в исполнении труппы исландской оперы. Партию Ольги прекрасно исполняет наша знакомая Наталья Друзина Хальдурсдоттир, а Татьяну поёт Тора Ейнарсдоттир. Исполнителем роли Онегина стал Андрей Жилиховский  (солист Большого Театра).

IMG_8564Затем Андрей Коровин представил новую книгу Елены Гуревич «Исландские пряди», вышедшую недавно в издательстве «Наука» (Литературные памятники, 2016, отв.ред.О.А.Смирницкая, 1010 стр.) и рассказал о первых переводчиках русской литературы на исландский язык. Это началось в 19 веке переводом повести А.С.Пушкина «Выстрел». Подробный список книг и переводчиков будет представлен на нашем сайте позже…

После такой информативной преамбулы мы приступили к главному событию — чествованию Ингибьорг Харальдсдоттир, которая отметила свой 74-й день рождения 21 октября в Рейкьявике в кругу семьи и близких, потому что уже несколько лет серьёзно больна. Елена Баринова рассказала собравшимся о том,  что 15 марта этого года ОДРИ передало в библиотеку Скандинавской школы в Москве книги, переведённые на исландский язык Ингибьорг Харальдсдоттир (Ingibjörg Haraldsdóttir). booksfromIngibjorgHПо инициативе Александры Аргуновой–Кюрегей и Раннвейг Харальдсдоттир, сестры писательницы в Москву прибыло 9 книг Ф.Достоевского и «Дети Арбата» А.Рыбакова. Книги используются студентами курсов исландского языка, но доступны всем желающим по согласованию с Т.Шенявской и Е.Бариновой.

IMG_8571Татьяна Львовна рассказала о своих встречах с Ингибьорг, об её интереснейщих лекциях по мастерству перевода на примере стихов Марины Цветаевой и прозы Федора Достоевского. Она переводила Сказки русских писателей и «Каменный гость» А.Пушкина, пьесы А.Чехова «Дядя Ваня»,»Вишневый сад» и «Три сестры», «Реквием» А.Ахматовой, «Прощание с Матёрой» В.Распутина , «Отцы и дети» И.Тургенева, «Мастер и Маргарита», «Собачье сердце» и «Роковые яйца» М.Булгакова, рассказы И.Бабеля, пьесы Л.Петрушевской, Л.Разумовской и В.Сигарёва, романы Ф.Достоевского «Братья Карамазовы, «Идиот», «Игрок», «Записки из подполья» и «Двойник» и многое другое…В 1969 году Ингибьорг закончила ВГИК по специальности КИНОРЕЖИССЕР, там же познакомилась с мужем-кубинцем. С 1970 — 1975 она работала в качестве помощника директора в театре Estudio в Гаване. Во время жизни в Советском Союзе и на Кубе, она писала и переводил статьи для исландских газет. Ингибьорг переехала обратно в Исландию в 1975 году и работала в качестве журналиста и кинокритика для газеты Þjóðviljinn в течение ряда лет. С 1981 года Ингибьорг посвятила себя поэзии и переводу. Она опубликовал шесть книг поэзии. Ее стихи переведены на русский, венгерский, немецкий, латвийский, литовский, болгарский, английском и скандинавские языки. IИнгибьорг была членом правления Союза исландских писателей в 1992-1998, и его Председателем в 1994-1998. До последних лет была редактором главного переводческого журнала страны…Ингибьорг Харальдсдоттир получила многочисленные признания за свою работу, в 2002 году — премию исландской литературы и орден Сокола за вклад в исландскую литературу.

IMG_8567Татьяна Шенявская сделала блестящий доклад : «Ингибьорг Харальдсдоттир — поэт и переводчик. Страницы из жизни в Москве».С большим интересом слушали мы фрагменты из книги воспоминаний Ингибьорг о жизни вне Исландии, подробно Татьяна Львовна перевела страницы, посвященные педагогам ВГИКА, где училась Ингибьорг и особенно Михаилу Ильичу Ромму..

Елена Баринова сообщила, что, наконец, работа Ингибьорг получила признание и в России. За многолетний труд по продвижению русского языка и русской литературы РОССОТРУДНИЧЕСТВО наградило Ингибьорг Харальдсдоттир ПОЧЕТНЫМ ДИПЛОМОМ РОССОТРУДНИЧЕСТВА.Ингибьорг получает грамоту РОССОТРУДНИЧЕСТВА Эта награда была торжественно вручена Ингибьорг в Посольстве РФ в Исландии. Семья Ингибьорг на приёме в Посольстве РоссииНа встрече присутствовала почти вся семья Ингибьорг , сестра Раннвейг и брат Тростур , дети Катрин и Хильмар и верная подруга  Кюрегей. Спасибо Ингибьорг Харальдсдоттир за любовь к русской культуре и за её прекрасные переводы на исландский язык русской литературы. Спасибо Кюрегей , Раннвейг Харальдсдоттир и всей семье Ингибьорг за присланные в Москву книги!!!

Исландец Эрлендур Сваварссон, которому дальше передали слово, сказал, что именно из-за  переводенных Ингибьорг русских книг, которые он читал с удовольствием,  он загорелся желанием поступить на филфак Исландского Университета . Презентация Эрлендура  «Как я переводил Маяковского» закончилась громкими аплодисментами. По-исландски непосредственно и по-Маяковски громко Эрлендур рассказал о своём постижении поэзии русских футуристов…по-исландски…переводил презентацию Хойкур Хойкссон.IMG_8574Эрлендур1

ФИЛЬМ «ПУТЕШЕСТВИЕ ПО ИСЛАНДИИ.. (1955)» Студия ЦСДФ (РЦСДФ) режиссера Гавриловой М.и операторов: Киселева В. и Максимова Л. произвёл ностальгическое впечатление ина исландцев, присутствовавших на вечере и на русских…

«У вас было интересно», — говорили гости. Мы счастливы!

Текст и фото Е.Бариновой.

От Торвальда Странника к Святому Брендану , Отцу Александру и душевному общению в Культурном центре «Покровские ворота»…

o.Alexandr iz TveriВчера 16 мая мне (Елене Бариновой) посчастливилось побывать на интереснейшей мероприятии. Туда я была приглашена протоиереем Александром Шабановым из-за своей причастности к Исландии и изданию книги Ауртни Бергманна «Торвальд Странник» в переводе  Ольги Маркеловой. Последняя придти не смогла , но со мной были Ольга Иванова и Светлана Суворова из Исландского Клуба.

o.Alexandr iz Tveri2
«В поисках Острова Блаженных»-назвал заметку о вечере

Презентация книги  протоиерея Александра Шабанова «Кораблики святому Брендану» в «Покровских воротах» не случайно пришлась на 16 мая – это день памяти ирландского святого неразделённой Церкви. Это не первая книга замечательного тверского священника об ирландских святых – несколькими годами ранее вышел «Голубь Церкви» — повесть о святом Коламбе Айонском. Вечер начался с напоминания слов Толкиена про кельтов как мешок, откуда может неожиданно появиться что угодно, Марка Блоха: «Все христиане – историки» и о. Александра Меня: нельзя ждать, что свет христианства преломляется везде одинаково.

Об особенностях кельтского духовного ландшафта рассуждал о. Стефан Касовицкий. В его понимании, неистребимое самоощущение человека Северо-Запада близко к выраженному святым Августином: я существую, я знаю, что существую, и люблю своё существование и знание. Эта опора на личность и её самостояние, по убеждению о.Стефана, очень актуальна для современного мира. Эта духовная позиция разворачивается в понимании мира не как некоей площади, на которой происходит жизненное действие, но как пути. И для кельтского монашества характерна замена отшельничества – на путь, в котором «Господь – наш капитан». Так приплыл, по легенде, на камне (обычный способ путешествия ирландских святых) из Британии в Новгород святой Ипполит, прозванный Римским за богослужение на латыни.
По рассказу о. Александра, из трёх видов мученичества, которые знала кельтская церковь, «красное» – мученичество крови – было весьма редким. Большинство кельтских святых известны «зелёным мученичеством» — монашеским подвигом, как прославленные в лике преподобных свв. Патрик, Бригитта, Кевин, и «белым» — странствиями, подобно Брендану Мореплавателю, ведь кельтская церковь с VI по XI век была церковью миссионерской – в Германии, Швейцарии, Моравии, Северо-Западной Руси (последний ирландский монастырь был закрыт в 1243 г. в… Киеве). Подчас ирландские монахи пускались в странствие даже без определённой цели плавания, но отдаваясь на волю ветра, волн – и воли Божьей. Не зря одна из часовен, сохранившихся в Ирландии, построена в форме перевёрнутой лодке. Этот путь ведёт от земного (или, чаще, морского) странствования – к внутреннему, в ту самую перевёрнутую лодку – храм. Небо для ирландских святых одновременно близко, ибо земное странствие может закончиться в любой момент, и далеко, ведь неизвестен путь, по которому предстоит пройти. Библейские истории Еноха и Илии, местные языческие ещё легенды о блаженных островах – всё для кельтских святых говорило о путешествии как о различных формах духовного опыта, восхождения к Богу. И они познали, что главное искушение на этом пути – собственный страх. В историях ирландских святых слились необычайная концентрация чудесного, средневековый натурализм и кельтская красота. По словам профессора Тверского университета Юрия Николаевича Варзонина, в современном мире очень трудно остановиться, закрыть глаза, осознать себя, созерцать; одна из книг, которые помогают этому, — «Плавание святого Брендана», опыт нахождения на грани реального и нереального; путь к Свету, на фоне которого зло становится ничтожным.
Самым живым выступлением логично оказалась речь лондонского ирландца, уже 24 года работающего в Москве, о. Майкла Райана. Он поделился любимой поговоркой своего деда: только дураки со всем согласны, умные думают и находятся в разногласиях, — и напомнил, что ни святой Брендан, ни другие ирландские святые не знали, что они кельты (этот термин придумали англикане в антиримском запале). Однако щедрость, открытость, интерес к дальним – то, что он узнаёт и ценит в книге о святом Брендане. По впечатлению православных друзей, о. Майкл показал прекрасный образец настоящего ирландского характера «с замечательной парадоксальностью и язвительным чувством юмора».
Ну, а для меня лично святой Брендан принёс, помимо пары ожидавшихся, три совершенно неожиданные встречи – с людьми из разных времён и пластов жизни. Вот такие чудеса…
Присоединяюсь к словам Сергея:неожиданные встречи с интереснейшими людьми нашего времени вот счастье. которое я получила благодаря книге Ауртни Бергманна «Торвальд Странник». Спасибо Исландии, которую, возможно, посещал мореплаватель Брендан или его соплеменники, которые точно отшельничали  в Исландии задолго до заселения ее норвежскими викингами…
От имени ОДРИ мы подарили в Библиотеки Тверской епархии и Тверского Университета по две книги: Торвальд Странник Ауртни Бергманна в переводе Ольги Маркеловой и Русско-Исландский Словарь под реакцией Хельги Харальдссона.  А в ответ получили в подарок книгу «Кораблики святому Брендану», которую можно скачать по этой ссылке.

Семинар по вопросам русского языка и культуры в исландской столице в конце августа 2013 г.

Málþing um rússneska tungu og menningu í Reykjavík í ágústlok

Dagana 27. — 30. ágúst nk. verður efnt til málþings í Reykjavík, erindaflutnings og kvikmyndasýninga um viðfangsefnið «Rússneskt mál og menning á Íslandi». Fyrirlestra flytja sérfræðingar á sviði málvísinda og kvikmyndagerðar, bæði íslenskir og rússneskir, en málstofan verður annars opin öllum áhugamönnum, Rússum búsettum hér á landi og Íslendingum sem kunnáttu hafa í rússnesku.

Það er ODRI, vináttufélag Rússlands og Íslands, sem skipuleggur þessa viðburði með tilstyrk sjóðsins «Rússneskur heimur» í Moskvu og í samvinnu við allmarga einstaklinga, félagið MÍR, Menningartengsl Íslands og Rússlands, Háskóla Íslands og rússneska sendiráðið í Reykjavík. Málþingið er einn af nokkrum viðburðum hér á landi og ytra sem til er stofnað í tilefni þess að 70 ár verða í haust liðin frá því formlegt stjórnmálasamband komst á milli Íslands og Rússlands (þá Sovétríkjanna).

Hringborðsumræður
Málþingið hefst með hringborðsumræðum í MÍR-salnum, Hverfisgötu 105, þriðjudaginn 27. ágúst. «Hringborðið» verður formlega sett kl. 11 árdegis, en síðan verða flutt framsöguerindi og umræður verða í kjölfar þeirra. Erindi flytja Helgi Haraldsson prófessor og höfundur Rússnesk-íslensku orðabókarinnar, dr. Vitalij Kostomarov málvísindamaður og prófessor, Árni Bergmann rithöfundur og þýðandi, dr. Andrej Korovin háskólakennari, Eggert Kristjánsson sem stundað hefur rússneskunám í Moskvu á síðustu misserum, Áslaug Thorlacius myndlistarmaður og þýðandi, Olga Markelova þýðandi, Rebekka Þráinsdóttir aðjúnkt og Jónas Tryggvason framkvæmdastjóri og fyrrum námsmaður í Sovétríkjunum.

 

Erindi og kvikmyndir
Síðar þennan sama dag, 27. ágúst, og á sama stað, í MÍR-salnum, kynnir Marína Júzhanninova kvikmyndafræðingur «Farandfestival norðursins» og fjallar um efnið «Rússnesk tunga og menning í sovéskum og rússneskum kvikmyndum». Sýnd verður kvikmynd.

 

Miðvikudaginn 28. ágúst kl. 12 flytur V. Kostomarov prófessor fyrirlestur í Þjóðarbókhlöðunni fyrir Íslendinga með kunnáttu í rússnesku og Rússa búsetta á Íslandi. Fyrirlesturinn nefnir prófessorinn «Rússnesk tunga á öndverðri 21. öld».

 

Júríj P. Salnikov kvikmyndaleikstjóri og framleiðandi stendur fyrir dagskrá um rússneskar manngerðir í heimildarmyndum um heimskautafara, flugmenn og geimfara og sýnir kvikmyndir máli sínu til skýringar í MÍR-salnum, Hverfisgötu 105, fimmtudaginn 29. ágúst kl. 18.

 

Loks verður kvöldstund í Bíó Paradís við Hverfisgötu föstudaginn 30. ágúst kl. 18 um rússneska kvikmyndagerð og rússneska tungu og nýleg kvikmynd sýnd.

 

Fjöldi þátttakenda við hringborðið er takmarkaður vegna plássleysis, en annars er aðgangur að öllum framantöldum viðburðum ókeypis og öllum heimill meðan húsrúm leyfir. Áhugamenn um rússneska tungu og menningu eru sérstaklega hvattir til að mæta.