Поэтический вечер Ольги Маркеловой в МИРе.

Olga-Markelova1.jpg 26 апреля в «МИРе» состоялся поэтический вечер Ольги Маркеловой! Она читала свои русские стихи, свои переводы из исландских поэтов и свои исландские стихи, а помогал ей  замечательный актёр-чтец Хьяльти Рёгнвальдссон. Муж Ольги — Стейни — заснял весь вечер на видео:

Einar Már Guðmundsson.Переводы стихов. 

Sceince fiction. 

Прежде, чем гадать,

есть ли жизнь на других планетах,

проверь:

вдруг и на этой нету.

 

Beowulf

Ратоборствовал я со змеем!…

 

А вечером схожу-ка в кино.

 

Rússneska byltingin

Русская революция -

словно семейный альбом,

который листаем,

не зная,

кто делал снимки,

и даже не четко представляя,

кто на них.

 

Но ясно одно:

взял-таки верх Франкенштейн.

 

 

 

Сказитель Гомер

Ненастным вечером

на корабле из странствующих грёз

приехал в Рейкьявик

сказитель Гомер.

Он вышел с пристани и сел в такси.

Оно понесло его по серым мокрым улицам,

а мимо проплывали хмурые дома.

 

У перекрестка сказитель Гомер

наклонился к шоферу и спросил:

«Как может статься,

что среди этой пасмурной неизменности

живет народ великих сказителей?»

-       «А вот именно потому, — ответил шофер, -

Ведь самое лучшее время

послушать хороший рассказ,

это когда   капли дождя

секут оконные стёкла».

 

Капли дождя секут стёкла,
а туман, вползая в залив,

БИРГИР СВАН СИМОНАРСОН

(род. 1951)

 

 

Для поднятия боевого духа

(Stáli stappað)

 

Среди безнадёги –

надежда

будто росток конопли

в жилье полицейского.

 

В глухой ночи

купаемся мы в свете, -

а он растёт

как раковая опухоль.

 

Среди всеобщего беспамятства –

корни,

словно щетина

окоченевшего трупа.

 

Среди тревоги –

чувство защищённости

нарастает, как военная угроза

в мирный век.

 

 

ЗИМА

приехал

студёное сердце

иней в груди

жилистый седовласый

вписался

в отель «Исландия»

 

распаковывает чемоданы

морозная тьма и бури

лёд и простуда

 

надолго приехал

 

 

СМЕРТЬ
короткий

технический

перерыв

 

ЧЕМПИОНАТ СТРАНЫ[1]

поднимают окровавленное знамя

стряхивают прах – нет, порох! – с гимна

и ползут из иерихонских труб

чудища с железными зубами

катится мышечная масса

как лавина

ядра летят

отпетые

несутся

сломя голову по кривой дорожке

бойко перешагивают

через скелеты

зависают в прыжке сверхчеловеки

под одобрительный рёв толпы

а в конце матча выкатывают

гробы

это последний пункт

Из книги  “Примечание” Fótmál (1983).

ИНГИБЬЁРГ ХАРАЛЬДСДОТТИР

ИНГИБЬЁРГ ХАРАЛЬДСДОТТИР

(род. 1942) Ингибьёрг известна у себя на родине не только как поэт, но и как замечательный переводчик русской литературы (среди переведённых ею авторов – Достоевский, Чехов, Булгаков и многие другие). Студенческие годы Ингибьёрг провела в Советском союзе (о чём рассказывает в своих мемуарах, вышедших в свет несколько лет назад), затем несколько лет жила на Кубе, где была единственным в этой стране исландцем.

 

МАРИНЕ[1]

(V)

Порой я вижу тебя во сне,

Марина, — и ты исчезаешь.

И всё же тогда мне кажется,

что перед этим

ты быстро повернулась ко мне

и улыбнулась

той самой усталой

елабужской улыбкой.

 

И ты исчезаешь в лесу

во мраке, и я вижу, как ты

уходишь всё дальше и дальше,

и я знаю, что этот мрак –

этот лес, этот мрак

в конце концов сомкнутся

вокруг нас обеих,

Марина.

                 (Из книги «Женская голова», 1995)

 

В ОДИНОЧЕСТВЕ

Однажды утром

эта женщина проснулась

при сером свете

одна

не ощутила земли под ногами

не увидела неба над головой

не услышала ничего

кроме глубокой

тишины

 

И поняла,

что сейчас

она наконец свободна

 

РОДИНА

(Landið)
Ничего не скажу я тебе

об этой стране.

Я не слагаю патриотических песен

о водопадах, гейзерах и пещерах,

о коровах и овцах,

о героической борьбе

и суровом климате.

 

Нет… Но встань-ка рядом со мной

в темноте. Вдохни глубоко,

почувствуй её теченье,

а после скажи:

Здесь мой дом.

(Из книги «Женская голова», 1995)

 

НОСТАЛЬГИЧЕСКОЕ

Не жалею о прошлом

не верю в красу

минувшего, -

а вот мечты

вспоминаю с грустью, -

сейчас, когда всё холоднее и темнее,

и пропасть ширится

между тем, как стало

и как должно было стать.

 

ЖЕНЩИНА

 

Когда всё уже сказано,

когда все вопросы в мире

взвешены, измерены и сочтены,

когда взгляды уже встретились,

когда руки соприкоснулись,

знаменуя важность момента,

- всегда приходит какая-то женщина,

чтобы убрать со стола,

подмести, распахнуть окно,

чтобы выгнать сигарный дым.

 

Неизменно.

(Из книги «Теперь другие времена», 1989)

 



[1] Фрагмент стихотворения, посвящённого Марине Цветаевой, стихи которой Ингибьёрг переводила.

 

 



[1] Переводчик очень не любит футбол. Поэтому он обрадовался, наткнувшись в книжке понравившегося ему современного исландского поэта на стихотворение, в котором этот вид спорта изображается с осуждающей точки зрения, и решил поделиться своей находкой с русскими читателями.

Добавить комментарий